В рубрике | Без рубрики

СОЛДАТЫ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ

#библиотекиканевскогосельскогопоселения «Штирлиц в юбке» — так прозвали доктора Стычинскую в Каневской. После эвакуации военного госпиталя в 1942 году в станице остался единственный врач, скудный хирургический инвентарь и трое нетранспортабельных больных. С таким «багажом» Мария Стычинская сама организовала мини-больницу.

В1925 году при проектировании районной больницы краснодарским архитектором Ишуниным было учтено всё. Даже то, что в случае войны она может стать военным госпиталем. Потому-то и построили её вблизи железной дороги. О, как это пригодилось, когда началась Великая Отечественная война! В больнице и расположился эвакогоспиталь No1394, в котором осталась работать большая часть больничного персонала. Дело в том, что с началом войны военнообязанные медики вместе с главным врачом Иваном Андреевичем Эдигером были призваны в армию.

Обязанности главного врача и хирурга стала исполнять врач Мария Феликсовна Стычинская, бывшая просто врачом. Находился эвакогоспиталь в райбольнице до самого конца июля 1942, почти до прихода немцев. Для обслуживания гражданских больных филиал райбольницы расположили в центре станицы, в здании школы номер 8, где ныне находится районный ЗАГС по ул. Ленина. Госпиталь, эвакуировавшись по железной дороге, забрал часть имущества райбольницы. Медицинские инструменты, перевязочные материалы, хорошее постельное бельё и одеяла были спрятаны по распоряжению Стычинской медсестрой больницы Прасковьей Соболевой в технологических каналах под полом родильного отделения. Затем последовала эвакуация и М.Ф. Стычинская отправилась с семьей второго секретаря райкома в нелегкий путь — эвакуацию, на телеге.

Немцы выбросили под Тимашевскую десант и эвакуированные вернулись домой. На хуторе Сладкий Лиман находилось подсобное хозяйство больницы, туда они и направились. Подождав несколько дней, Стычинская перебралась в больницу, беспокоясь о её участи. Представшая там картина производила удручающее впечатление. Кругом разруха. Спешно эвакуируясь, госпиталь оставил в больнице тяжелораненых Ивана Карцева, Илью Орлова и Ивана Ахромеева. Несколько работников больницы — медсестра Прасковья Соболева, Матрена Брыж, рабочая Заверюха и бухгалтер Ладин сначала спрятали их в больничном саду, а потом перенесли в общежитие при больнице. Уже 11 августа Стычинская приступила к своим обязанностям главного врача и одновременно хирурга, причём единственного на три района. На воротах больницы появилась надпись на русском и немецком языках: «Осторожно, брюшной тиф!» Немцы и стали обходить больницу стороной. Немногочисленному персоналу удалось с трудом укомплектовать несколько палат. В одну из них были переведены бойцы, которых оставил после себя эвакогоспиталь. Ивану Карцеву из-за газовой гангрены пришлось ампутировать руку. Операцию провела Мария Феликсовна, а ассистировали ей Брыж и Соболева. Вскоре по «дороге жизни» из Ростова в Каневскую добрался комиссар 256-й дивизии 57-й армии Котенко Иван Гордеевич. Каким образом он, больной и до предела истощенный, нашел больницу, остаётся загадкой. Все военные находились в больнице до своего полного выздоровления. Ну а дальше медикам пришлось определять их судьбу в соответствии с придуманной для каждого гражданской легендой. Ивана Карцева отдали в «приймы» на хутор Мигуты. С приходом Красной Армии, он стал потом председателем колхоза. Подобным образом был «определён» в ст. Привольную и Илья Орлов. После освобождения Привольной он ушел с первой же маршевой ротой. Ахромееву же при помощи патриотов, работавших в бургомистрате, были «справлены» документы, и он в декабре 42-го уехал на свою Родину. Оставался комиссар Котенко, но главврачу сообщили подпольщики, что того усиленно разыскивают полицаи и присматриваются к больнице. Нужно было срочно уходить. Его до недавнего времени спасала легенда родственника Стычинской. Если бы не помощь тех же людей из бургомистрата, изготовивших ему документы в соответствии с новой легендой, Иван Гордеевич разделил бы участь многих, схваченных немцами. Но всё обошлось. По новым документам, в статусе гражданского больного он отправился на долечивание к родственникам в Краснодар. Во время оккупации в больнице скрывались некоторые советские работники, в частности зав. районо Черноусов, заведующий сенопунктом. Люди эти были оформлены то санитарами, то рабочими. Несмотря на легенду о наличии в больнице тифа, персоналу приходилось подстраховываться, прятать людей, хирургический инструментарий всякий раз прятать в подполье. Подразделение больницы по-прежнему располагалось в помещении школы номер 8, о которой уже говорилось ранее. Здесь лечил гражданское население фельдшер Павел Никитович Животовский.

У него была особая судьба. Сын богатого землевладельца, он перед Японской войной окончил Санкт-Петербургскую военно-медицинскую академию. Имел офицерское звание и Георгиевскую медаль. В 1921 году большевики расстреляли его брата, тоже врача. Павла Никитовича низвели до звания фельдшера и подарили ему жизнь. До войны он имел огромный авторитет у каневчан, умело излечивая их от разных болезней. В оккупацию на него свалилось бремя забот о людях. По сути, он был вторым врачом в районе. Действуя незаметно, он лечил и раненых бойцов. Пришлось ему лечить и воинов-парашютистов, вырвавшихся из лап полицаев. В примитивных условиях он ампутировал обе ноги командиру десантной группы Герману Восмедиано Эспиноса, сохранив тем самым ему жизнь. Доставил же в Каневскую офицера-десантника бывший председатель колхоза «Большевик» Матвей Фирсович Новиков, рискуя собственной жизнью. А подпольный медсанбат просуществовал до 5 февраля, когда уже в станице были передовые отряды Красной Армии.

Источник: историко-литературный альманах «Каневчане» №11 2013 год. Автор: Николай Федорович Лемиш «Дороги, которые не выбирают» .

В залах Каневского районного историко-краеведческого музея хранятся медицинские инструменты хирурга М.Ф. Стычинской, которая спасала раненых бойцов в период войны и оккупации на территории оккупированной ст. Каневской. Так же в 2013 году на территории больницы был создан музей истории здравоохранения Каневского района, его непосредственным куратором и исполнителем заслуженно следует считать Марию Матвеевну Стрыгину, врача с почти 50-летним стажем работы в здравоохранении.

Библиотека – филиал №7 Каневского сельского поселения


Начало музею положил стенд, посвящённый медработникам – участникам Великой Отечественной войны. Из числа каневчан собралась бы целая медицинская рота – 67 фронтовиков, но время оставляет потомкам лишь их имена и воспоминания о мужестве и героизме. Второй, занимающий такое же почётное место, стенд рассказывает о ветеранах труда, в числе которых врач Челбасской участковой больницы Экрем Александрович Исмаилов и фельдшер Вера Фёдоровна Резуненко основатели династии медицинских работников с общим стажем в три сотни лет.

В1925 году при проектировании районной больницы краснодарским архитектором Ишуниным было учтено всё. Даже то, что в случае войны она может стать военным госпиталем. Потому-то и построили её вблизи железной дороги. О, как это пригодилось, когда началась Великая Отечественная война! В больнице и расположился эвакогоспиталь No1394, в котором осталась работать большая часть больничного персонала. Дело в том, что с началом войны военнообязанные медики вместе с главным врачом Иваном Андреевичем Эдигером были призваны в армию. Обязанности главного врача и хирурга стала исполнять врач Мария Феликсовна Стычинская, бывшая просто врачом. Находился эвакогоспиталь в райбольнице до самого конца июля 1942, почти до прихода немцев. Для обслуживания гражданских больных филиал райбольницы расположили в центре станицы, в здании школы номер 8, где ныне находится районный ЗАГС по ул. Ленина. Госпиталь, эвакуировавшись по железной дороге, забрал часть имущества райбольницы. Медицинские инструменты, перевязочные материалы, хорошее постельное бельё и одеяла были спрятаны по распоряжению Стычинской медсестрой больницы Прасковьей Соболевой в технологических каналах под полом родильного отделения. Затем последовала эвакуация и М.Ф. Стычинская отправилась с семьей второго секретаря райкома в нелегкий путь — эвакуацию, на телеге. Немцы выбросили под Тимашевскую десант и эвакуированные вернулись домой. На хуторе Сладкий Лиман находилось подсобное хозяйство больницы, туда они и направились. Подождав несколько дней, Стычинская перебралась в больницу, беспокоясь о её участи. Представшая там картина производила удручающее впечатление. Кругом разруха. Спешно эвакуируясь, госпиталь оставил в больнице тяжелораненых Ивана Карцева, Илью Орлова и Ивана Ахромеева. Несколько работников больницы — медсестра Прасковья Соболева, Матрена Брыж, рабочая Заверюха и бухгалтер Ладин сначала спрятали их в больничном саду, а потом перенесли в общежитие при больнице. Уже 11 августа Стычинская приступила к своим обязанностям главного врача и одновременно хирурга, причём единственного на три района. На воротах больницы появилась надпись на русском и немецком языках: «Осторожно, брюшной тиф!» Немцы и стали обходить больницу стороной. Немногочисленному персоналу удалось с трудом укомплектовать несколько палат. В одну из них были переведены бойцы, которых оставил после себя эвакогоспиталь. Ивану Карцеву из-за газовой гангрены пришлось ампутировать руку. Операцию провела Мария Феликсовна, а ассистировали ей Брыж и Соболева. Вскоре по «дороге жизни» из Ростова в Каневскую добрался комиссар 256-й дивизии 57-й армии Котенко Иван Гордеевич. Каким образом он, больной и до предела истощенный, нашел больницу, остаётся загадкой. Все военные находились в больнице до своего полного выздоровления. Ну а дальше медикам пришлось определять их судьбу в соответствии с придуманной для каждого гражданской легендой. Ивана Карцева отдали в «приймы» на хутор Мигуты. С приходом Красной Армии, он стал потом председателем колхоза. Подобным образом был «определён» в ст. Привольную и Илья Орлов. После освобождения Привольной он ушел с первой же маршевой ротой. Ахромееву же при помощи патриотов, работавших в бургомистрате, были «справлены» документы, и он в декабре 42-го уехал на свою Родину. Оставался комиссар Котенко, но главврачу сообщили подпольщики, что того усиленно разыскивают полицаи и присматриваются к больнице. Нужно было срочно уходить. Его до недавнего времени спасала легенда родственника Стычинской. Если бы не помощь тех же людей из бургомистрата, изготовивших ему документы в соответствии с новой легендой, Иван Гордеевич разделил бы участь многих, схваченных немцами. Но всё обошлось. По новым документам, в статусе гражданского больного он отправился на долечивание к родственникам в Краснодар. Во время оккупации в больнице скрывались некоторые советские работники, в частности зав. районо Черноусов, заведующий сенопунктом. Люди эти были оформлены то санитарами, то рабочими. Несмотря на легенду о наличии в больнице тифа, персоналу приходилось подстраховываться, прятать людей, хирургический инструментарий всякий раз прятать в подполье. Подразделение больницы по-прежнему располагалось в помещении школы номер 8, о которой уже говорилось ранее. Здесь лечил гражданское население фельдшер Павел Никитович Животовский. У него была особая судьба. Сын богатого землевладельца, он перед Японской войной окончил Санкт-Петербургскую военно-медицинскую академию. Имел офицерское звание и Георгиевскую медаль. В 1921 году большевики расстреляли его брата, тоже врача. Павла Никитовича низвели до звания фельдшера и подарили ему жизнь. До войны он имел огромный авторитет у каневчан, умело излечивая их от разных болезней. В оккупацию на него свалилось бремя забот о людях. По сути, он был вторым врачом в районе. Действуя незаметно, он лечил и раненых бойцов. Пришлось ему лечить и воинов-парашютистов, вырвавшихся из лап полицаев. В примитивных условиях он ампутировал обе ноги командиру десантной группы Герману Восмедиано Эспиноса, сохранив тем самым ему жизнь. Доставил же в Каневскую офицера-десантника бывший председатель колхоза «Большевик» Матвей Фирсович Новиков, рискуя собственной жизнью. А подпольный медсанбат просуществовал до 5 февраля, когда уже в станице были передовые отряды Красной Армии.  Источник: историко-литературный альманах «Каневчане» №11 2013 год. Автор: Николай Федорович Лемиш «Дороги, которые не выбирают» В залах Каневского районного историко-краеведческого музея хранятся медицинские инструменты хирурга М.Ф. Стычинской, которая спасала раненых бойцов в период войны и оккупации на территории оккупированной ст. Каневской. Так же в 2013 году на территории больницы был создан музей истории здравоохранения Каневского района, его непосредственным куратором и исполнителем заслуженно следует считать Марию Матвеевну Стрыгину, врача с почти 50-летним стажем работы в здравоохранении.

Начало музею положил стенд, посвящённый медработникам – участникам Великой Отечественной войны. Из числа каневчан собралась бы целая медицинская рота – 67 фронтовиков, но время оставляет потомкам лишь их имена и воспоминания о мужестве и героизме. Второй, занимающий такое же почётное место, стенд рассказывает о ветеранах труда, в числе которых врач Челбасской участковой больницы Экрем Александрович Исмаилов и фельдшер Вера Фёдоровна Резуненко основатели династии медицинских работников с общим стажем в три сотни лет.

 

Версия для слабовидящих

Решаем вместе

Решаем вместе
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!

Герб Каневского поселения

Рекомендуемые ссылки






Официальный интернет-портал правовой информации


Октябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Официальная документация